| Главная | | Журнал | | | | | Форум | English |

Редакция

Новости

20 Октября 2017
В Октябрьском районе Самары силовики обнаружили подпольное казино ->
19 Октября 2017
«Крышевал» проституток и казино? Высокопоставленного уральского силовика уличили в неоднократной смене имени ->
19 Октября 2017
В Иванове за незаконный игорный бизнес осуждена группа лиц ->
18 Октября 2017
Стражи порядка накрыли сеть игровых автоматах в торговых центрах Вологды ->
18 Октября 2017
Уголовные дела на двоих организаторов подпольного казино передали в суд ->
17 Октября 2017
Число посетителей казино Сочи за месяц выросло на 38% ->

Все новости

Вести со всего мира

18 Октября 2017
MGM стремится изменить отношение японцев к казино-курортам ->
16 Октября 2017
Лас-Вегас как на ладони ->
14 Октября 2017
Британская группа по ответственным азартным играм запустила недельную программу ->
10 Октября 2017
Шелдон Адельсон пожертвовал $4 млн в фонд помощи жертвам массового убийства в Лас-Вегасе ->
2 Октября 2017
Акции казино обвалились после перестрелки в Лас-Вегасе ->

Все новости

Новости АДИБ

2 Октября 2017
Огонь по людям В Лас-Вегасе расследуют массовое убийство ->
23 Сентября 2017
Подпольные казино лоббируют именем Шувалова ->
1 Декабря 2016
Какой репутацией пользуется Трамп среди российских воротил игорного бизнеса ->
16 Сентября 2016
Исполнительный директор Ассоциации деятелей игорного бизнеса Валерий Порк поздравил BBR c 2-летием! ->
4 Ноября 2015
К чему приведет легализация казино в Японии? ->

Все новости

Рассылка

RSS — новости
RSS — новости АДИБ

Поэзия и проза | все материалы

"Антиквар"

Игорь Николаевич, не торопясь, шел по каналу Грибоедова. Он опытным взглядом антиквара вглядывался в фасады домов, словно оценивая их. В одном из них его ждал клиент. Не часто поздней осенью выдаются такие погожие дни, когда уже холодное солнце ласково скользит по свинцовой глади канала, пускает зайчики стеклами окон и замедляет шаги торопливых прохожих, заставляя их с улыбкой оглядываться вослед степенно гуляющему коту. Нужный дом стоял между Банковским и Мучным мостиками напротив ФИНЭКа. Прекрасный вид – отметил Игорь Николаевич. Единственная парадная оказалась заколоченной. Пришлось завернуть в подворотню в поисках черного входа, обдавшего посетителя затхлой вонью из смеси квашеной капусты и кошачьих испражнений. Поднявшись на второй этаж по неширокой, запушенной лестнице, он остановился перед старой двухстворчатой массивной дверью. Позвонил и прислушался. Звонка не было слышно. Позвонил еще раз, и еще. За дверью, послышалась возня, и недовольный мужской голос спросил:

- Кто будете?

- Антиквар – ответил Игорь Николаевич, нисколько не обескураженный постановкой вопроса.

Грохот откидываемого крюка, скрип несмазанной задвижки, лязг еще какого-то неведомого запорного устройства - и дверь приоткрылась. Высокий грузный старик с красиво посаженной седой головой отступил вглубь, впуская посетителя. Протиснувшись в одну створку двойной двери и успев заметить, что вторая ее часть аккуратно завешена и используется как кладовка, Игорь Николаевич очутился на просторной кухне, выполнявшей также функцию прихожей.

- Незачем поднимать такой трезвон, – отчитал вошедшего хозяин – квартира, не чета нынешним, большая, да и возраст у меня для беготни неподходящий, - и, сменив гнев на милость, примирительно произнес, протягивая вошедшему руку - Дмитрий Константинович Липицкий.

Извинившись и пожав крепкую ладонь, Игорь Николаевич успел отметить убогость современной обстановки. Длинный витой шнур, свисавший с четырехметрового потолка, был увенчан голой лампочкой, весьма скудно освещавшей помещение. Большое арочное окно выходило во двор-колодец и, несмотря на солнечный день, света не прибавляло. За большой вешалкой, стоявшей поперек кухни и отгораживавшей вход от остального пространства, притаилась огромная дровяная плита, уже давно не используемая по назначению и уставленная невероятным количеством сверкавших чистотой и делавших честь хозяйке кастрюль, чайников, мисок и тазиков.

Через небольшой коридорчик Игоря Николаевича провели в темную комнату, оклеенную вишневыми обоями, которая, вероятно, была столовой. Круглый дубовый стол на одной резной массивной ноге, накрытый белоснежной льняной скатертью вышитой по углам, стоял посреди небольшой комнаты. Вокруг него в строгой симметрии расположились стулья в полотняных чехлах. Прижавшись к стене, напротив большого телевизора притулилось старое кресло. Не старинное, а именно старое любимое засиженное до дыр, с провисшим сидением кресло. Козетка, на которой стоял телефон – явный новодел, хоть и под старину. Освещалась же комната люстрой в стиле модерн с разношерстными плафонами. Двустворчатые застекленные двери с красивой бронзовой ручкой вели в следующую комнату – гостиную, поражавшую своей величиной. Два огромных окна, выходящих на канал Грибоедова, впускали в комнату вместе с мягким осенним светом зеленоватые блики воды. Они, словно живые существа, кружились по украшенному лепниной потолку, мерцали в хрустальных подвесках люстры. Между окнами стояло старинное высокое резное трюмо в стиле ампир со слегка желтоватым от времени зеркалом. Вот оно и царило в комнате, придавая ей, несмотря на современную мебель, чеховский вид.

Цепкий взгляд антиквара привычно выхватил интересующие его предметы: довольно редкое угловое кресло, весьма посредственный пейзаж начала века в прекрасной резной лакированной раме, явно превосходящей возрастом живопись, складной ломберный столик, покрытый кружевной салфеткой, а на нем… Сердце Игоря Николаевича екнуло - на столике лежали небрежно брошенные старинные игральные карты. Боясь выдать свой острый интерес коллекционера, сравнимый по эмоциям разве что с азартом игрока, он отвел взгляд от вожделенного предмета и обнаружил, что в комнате они не одни. В уголке дивана сидела пожилая дама. Она встала, отложив рукоделие.

Высокая, сухая, с прямой спиной, она разглядывала гостя большими, фарфорово-голубыми прекрасными глазами, которых не коснулось ни время, ни невзгоды. Почтенный возраст не мог скрыть угадываемой в осанке, повороте головы, жесте, «породы». Чуть улыбнувшись, она представилась:

- София Александровна.

Игорь Николаевич с поклоном пожал холодные жесткие пальцы протянутой ему руки. Оглянувшись на мужа, Софья Александровна спросила:

- Митя, ты не забыл о цели визита господина …

- Игоря Николаевича, - с опозданием представился антиквар.

- Да, сейчас – с этими словами хозяин дома скрылся за очередными двустворчатыми дверями. За ними во мраке виднелась круглая вешалка с полосатым халатом на ней, книжный стеллаж и еще одна дверь, предположительно в спальню.

Через несколько минут вновь появился хозяин, неся две картины: довольно плохо сохранившийся пейзаж с крестьянской избой (предположительно передвижники) и морской пейзаж, в котором безошибочно угадывался плодовитый Айвазовский. Поговорив о неважной сохранности картин, хранимых без подрамников, Игорь Николаевич назвал цену. Софья Александровна вышла из комнаты накрыть к чаю, а оставшиеся наедине мужчины, поторговавшись, пришли к согласию и, довольные друг другом, продолжили беседу. На вопрос антиквара:

- Не хотите ли продать что-либо из мебели; трюмо, к примеру, или угловое кресло?

- О, нет! Это все, что осталось после блокады. Стулья, шкафы, деревянные кровати сожгли в буржуйке, обогреваясь. Я-то был на фронте, а жена с годовалой дочерью вовремя не успела эвакуироваться. Так что сами понимаете, как им пришлось. Я воевал на Ленинградском фронте, иногда навещал своих. Привозил кое-какие сэкономленные продукты. Летом сорок второго года их эвакуировали по Ладоге на плотах. Вот уж где страху натерпелась моя благоверная! Боялась утонуть. Танюшка-то маленькой была – не помнит ничего, а жена до сих пор не выносит водный транспорт.

Здесь он раскатисто рассмеялся, как показалось Игорю Николаевичу, весьма некстати.

- А я ей и говорю, если карты (при слове карты сердце Игоря Николаевича сладостно заныло – вот он искомый переход к нужной теме) предсказали, что дождетесь меня с войны живого и невредимого, то так тому и быть.

В комнату заглянула Софья Александровна и пригласила к столу. Дальнейший разговор происходил в столовой. Они сидели за чайным столом, посреди которого красовалась оригинальная хрустальная чаша, стоящая на трех серебряных раках. Заметив пристальный взгляд гостя, Софья Александровна сказала:

- Эта икорница принадлежала моей мамочке. Сейчас мы ее пользуем под фрукты, а в былые времена она была полна икры и стояла на кухне. Мы жили бедно. Нас – детей - было много. И когда кто-то из нас хотел есть, мы всегда знали, что можем перекусить икрой.

Они весело засмеялись - все трое. Понятие «бедный» в наше время никак не сочетается ни с икрой, ни с хрустальной вазой (килограмма на полтора) на серебряных раках.

Игорь Николаевич, боясь упустить интересующую его тему, напомнил:

- Дмитрий Константинович, Вы что-то говорили о картах!

- Да, это долгая история. Она приходит через всю жизнь нашей семьи. А, впрочем, если не торопитесь, могу рассказать.

***

В семье моего деда было два сына: Владимир – старший и Константин - младший, мой отец. Где-то году эдак в 1900 начало этой истории. Владимир в те времена был студентом Технологического института и как всякий молодой человек любил повеселиться в хорошей компании. Однажды, возвращаясь с очередной вечеринки домой, он шел по Гороховой. Настроение было прекрасное, в голове мелькали обрывки фраз, лица друзей. Вдруг кто-то тронул его за рукав. С улыбкой он повернулся и увидел старую цыганку в пестрых лохмотьях, которая тут же привычно запричитала: «Яхонтовый ты мой, бриллиантовый – позолоти ручку, я тебе погадаю. Чистую правду расскажу о том, что было и что будет и …» Вдруг она осеклась, замолкла и пристально посмотрела на юношу своими цепкими черными глазами. На мгновение Владимиру показалось, что земля ушла из-под ног, он перестал улыбаться и заворожено смотрел на цыганку. «Плохи твои дела милок,» – совсем другим голосом и тоном заговорила она: «Вижу болезнь твою скорую - тяжелую неминуемую, но, не бойся - выздоровеешь. А дальше… А дальше туман стоит, не вижу, видать совсем стара стала…». Молодой человек вынул из кармана ассигнацию и сунул в протянутую руку. Опять привычно на одной ноте запричитала старуха: «Благодарствуйте, барин, мой золотой, мой яхонтовый…» - и пошла прочь. Он стоял и смотрел ей во след. Вдруг цыганка повернулась и заторопилась к нему. Порывшись в карманах своих обширных юбок, она вытащила карты, перекрестила их и протянула Владимиру со словами: «Возьми, барин, карты и, как сомнение какое загложет, раскинь их, они подскажут, да заодно и помянешь меня. Недолго уж мне земной жизни осталось. Карты заговоренные - оберегом тебе будут и семье твоей, но, смотри, не отдавай их в чужие руки. Не принесут они добра чужим. Спаси и сохрани Господь тебя, барин!»

Все случилось, как предсказала цыганка. Через несколько месяцев у Владимира врачи нашли чахотку и посоветовали ехать на лечение в Италию. Он прожил там два года, и болезнь отступила. Вернувшись в Россию, поселился в Крыму, сначала в Ялте, затем в Симферополе. В сырой и дождливый Петроград, к родительской семье, вернуться не рискнул.

Революция внесла свои коррективы в жизнь и судьбы господ Липицких. Тихо и незаметно без жалоб и стонов ушли из жизни родители. Прежняя семья распалась. У Константина от брака с Ириной Васильевной Панфиловой родился сын Дмитрий. Владимир тоже женился, но Бог ему деток не дал. Семейные узы поддерживались лишь поздравительными открытками да редкими письмами.

Однажды, весной 1941 года перед домом на канале Грибоедова остановилось такси, из которого вышел немолодой, сутулый человек. Отпустив машину, он долго смотрел на окна второго этажа, затем, дернув ручку заколоченного парадного, привычно завернул под арку и, поднявшись по черной лестнице, позвонил в знакомую с детства дверь. Так через 40 лет Владимир вернулся в отчий дом.

Дверь отворил высокий молодой человек, молча, с вопросом в глазах разглядывавший Владимира Александровича.

- Как я понимаю Вы – Дмитрий?

Юноша утвердительно кивнул.

- Тогда принимай гостей, племянник!

- Дядя Володя? - догадался Дмитрий, - что же мы в дверях стоим – проходите. И крикнул в глубину квартиры - папа, мама, Сонечка!

Побледневший Владимир Александрович осторожно и медленно, словно в бездну, шагнул через порог.

Вечером того же дня вся семья Липицких собралась за празднично накрытым столом. Прошло очень много времени со дня последнего большого семейного сбора. Умерли старики, выросли дети, и уже возмужали дети детей, дав роду Липицких продолжение – крошечное сопящее и чмокающее существо – Танюшку.

Владимир Александрович мало походил на того веселого светловолосого юношу, каким помнил его брат. Сумбурное, тяжелое бремя воин и революций придавило страну, подмяв под себя людей, населяющих ее. Согбенный старик с изборожденным глубокими морщинами лицом, в татарской феске на лысой мерзнущей голове сидел у семейного стола и рассказывал о своей долгой и нескладной жизни. Загрустившие было слушатели, заметно оживились, когда дядя Володя заговорил о наследстве.

- Я уже стар. Жена моя Анна померла (царствие ей небесное), а детей у нас нет. Вот я и решил, что наследство свое должен передать племяннику Мите.

Тут дядюшка полез в карман пиджака и достал небольшой предмет (сверток), завернутый в клетчатый носовой платок. У Мити сладко заныло под ложечкой в предчувствии сокровищ. Но к разочарованию всех сидящих за столом, дядя развернул тряпку и извлек из узелка карты. Правда, карты весьма необычные. Экзотические, незнакомые фрукты и цветы переплетались в затейливый красочный узор. Орнамент, поражая своей изысканностью и завершенностью, украшал «рубашку» среднего размера атласных карт. На внутренней стороне же красовались «дамы в шальварах» и массивных восточных украшениях и «усатые кавалеры в тюрбанах». Весьма странно. Все знают, что большинство восточных стран – мусульманские, и карточные игры в них запрещены. Впрочем, восточные мотивы могли оказаться лишь фантазией художника, но фабричного клейма - европейского или российского - на них не было. При дальнейшем рассмотрении карты оказались «коммерческие» (неполная колода - 36 листов) для фокусов, пасьянсов и домашних гаданий. Больше в узелке ничего не было. Все замерли, ожидая объяснения такому странному подарку.

- Эти карты помогали и оберегали меня всю жизнь. Я прошел через такую мясорубку, что по всем жизненным законам уже давным-давно должен был отойти в мир иной, но вот, видите, - жив.

Он замолчал и задумался. На него смотрели четыре пары глаз. Старшие Липицкие – знавшие, но забывшие о существовании магических карт, - с пониманием. Митя - с нескрываемым сарказмом, а его молоденькая жена Сонечка – доверчиво и удивленно.

- Мне дала их старая цыганка, и поначалу я отнесся к ним так же, как ты сейчас, Митя.

Дмитрий смущенно покраснел.

- Но пришло время, когда положение мое казалось безнадежным. Беспомощный и одинокий, я вдруг наткнулся на эти карты. Вспомнив слова цыганки, раскинул их - и понял, что выход есть! Не часто, лишь в самые трудные минуты жизни я раскидывал их и всегда получал ответ. Они как мудрый, добрый человек утешали меня. Мне кажется, что это старая цыганка оберегала меня столько лет, говоря через вечность «Спаси и сохрани тебя Господь!». Я уверовал в магическую силу карт, помогавших мне не раз и сейчас, когда я стал совсем стар и одинок, я боюсь, что после моей смерти карты пропадут. «Теплой рукой» хочу тебе их передать, Митя. Возьми – это самая большая моя драгоценность. И запомни, что только нашей семье они принесут пользу, являясь ее талисманом. Состарившись, - не улыбайся: все мы не вечны, хотя в молодости о будущей старости никто не мечтает, - передашь карты своим внукам. Танюшка немного подрастет и позаботится об этом.

Все засмеялись, глядя на толстощекую, розовую девочку, вкусно сосущую пальчик.

Дядя положил перед племянником карты. Затем сунул руку в карман жилета и вынул карманные массивные золотые часы. Нажал на кнопку - и часы, обнажив циферблат, заиграли незатейливую чистую мелодию.

– Часы тоже тебе. Их мне подарил отец – твой дед. Они тоже не раз выручали нас с женой. Не однажды закладывали мы их, но так случалось, что всегда выкупали.

***

Тут Дмитрий Константинович встал и вышел, вернувшись с картами в затертой жестяной коробочке из-под монпасье и карманными золотыми часами от Мозара. Игорь Николаевич лишь мельком взглянул на часы и с волнением принялся разглядывать карты. Более 30 лет он коллекционировал их и все, что с ними связано: шкатулки для хранения, мелки и щеточки в футлярах, блокноты для записей… Он знал о картах практически все: что появились они в Китае в начале ХП века, что четыре масти символизируют четыре времени года, а 52 карты в колоде – число недель в году. Знал он всех известных коллекционеров карт и помнил наизусть все выдающиеся колоды. Но не мог припомнить среди них ничего похожего.

«Несомненно - ХIХ век. В отличной сохранности. А что касается мистики, окружавшей их, то это не более, чем семейная легенда да ряд удачных стечений обстоятельств,» – размышлял Игорь Николаевич. Убежденный атеист, он обладал трезвым практическим умом и всегда горячо отрицал всевозможные необъяснимые чудеса.

Тут в столовой, являвшейся центром квартиры, раздался заливистый старомодный звонок (а, вот почему звонок неслышен на лестнице). Софья Александровна вышла. Немного погодя в комнату вихрем ворвался молодой человек, молниеносно ухвативший из вазочек печенье, конфету и большое яблоко. Невнятно буркнул «здрасьте» и нетерпеливо поглядывал на бабушку, с любовью и гордостью представлявшую внука.

- Наш Алик, студент 1-го курса ФИНЭКа. Забегает навестить нас и перекусить…

- Да ладно тебе, ба! Подкинь лучше деньжат!

Дед строго шикнул на внука, а бабушка увела бестактное дитя на кухню.

Игорь Николаевич, выждав паузу, предложил Дмитрию Константиновичу купить у него карты и, получив резкое и возмущенное «нет», понял – настаивать бессмысленно. Внезапно насупившийся хозяин встал и осведомился, когда приедут за картинами, тем самым давая понять, что гостю пора и честь знать.

***

Второй день подряд жильцы дома, что напротив знаменитого Банковского мостика видели часами гуляющего по мосту господина в темном длинном пальто и тирольской серой шляпе с перышками. Он то зябко кутался в клетчатый шарф, то читал трепещущую на осеннем ветру газету, то с нетерпением влюбленного принимался нервно ходить по мостику, посматривая на часы, словно решая «ждать или уж не ждать сегодня любимую». И, наконец, ему повезло.

- Алик – то ли утверждая, то ли спрашивая, обратился он к юноше, стрелой летящему по мосту.

- Ну! – притормаживая, через плечо буркнул подросток.

- Вы внук Дмитрия Константиновича?

- Ну!

- Вы меня помните? Мы встречались в квартире Вашего деда?

- Не-а! - Произнес студент–первокурсник без единой мысли в больших голубых глазах.

- Я – антиквар, приходил к Вашим старикам на оценку картин.

- Ну!

«О, боже, - подумал Игорь Николаевич, - а знает ли этот дебил еще хоть пару слов?».

- У меня к Вам выгодное предложение.

При слове «выгодное» глаза юного финансиста оживились, и он сказал свое неизменное «Ну?» - с другой интонацией.

Игорь Николаевич вдохнул сырой воздух полной грудью, словно собирался нырнуть в канал, и продолжил:

- У Вашего деда есть один интересующий меня предмет, который он отказывается продать мне, причем, заметьте, за более чем приличную цену. И я хотел бы попросить Вашей помощи в получении этого предмета. – Игорь Николаевич передохнул, собираясь продолжить, но тут его поразил своей сообразительностью Алик.

- Спереть что ли предлагаете?

- Ну, зачем Вы так, Алик! Впрочем, мне без разницы, как Вы добудете желаемый предмет. Я Вам хорошо заплачу.

- Сколько и что? – разговорился студент.

Антиквар стоял в раздумье, решая стоит ли связываться с мальчишкой или… Но уж больно соблазн велик и, конечно же, настоящей цены он этому недоумку не даст. И он тихо сказал «КАРТЫ».

- Ну-у-у-у! А цена?

- Я дам Вам 500 рублей.

- Ну! это не разговор! 500, но зеленых!

Игорь Николаевич даже закашлялся от наглости юнца.

- Карты этого не стоят, молодой человек.

- Ну, тогда, гуляй дядя. Они ж семейная реликвия. Мне предки плешь проели: карты магические, ты – наследник, ты – наследник, блин. А мне пофигу это наследство. Я во всю эту ерунду не верю. Лучше б машину купили, хоть подержанную, – он повернулся, чтобы уйти.

- Согласен – сквозь зубы проговорил антиквар и про себя добавил: «Маленький негодяй – что из тебя выйдет?»

- Завтра в 15 часов буду ждать Вас в кафе на углу Малой Конюшенной и Невского. Знаете?

- Ну! – промычал в очередной раз Алик и словно ветер полетел вдоль канала.

***

Два дня спустя Игорь Николаевич сидел в мягком кресле у журнального столика в своей большой и красивой квартире. Кутаясь в теплый стеганый халат, он прихлебывал попеременно то крепкий сладкий чай из хрустального стакана в серебряном подстаканнике, то коньяк из граненой рюмки с витиеватой монограммой, и раскладывал пасьянс. Его слегка познабливало. Двухдневная вахта у ФИНЭКа на холодном осеннем ветру давала себя знать.

«Конечно, я слегка простыл, но это вполне поправимо. Игра стоит свеч! Ха-ха! Как я этого мальчишку обставил. 500 долларов! Их, дорогой мой, надо заработать в поте лица. Мог бы и совсем ничего ему не дать, но тогда дело кончилось бы, скорей всего, в милиции. Мне это ни к чему. А так за пару тысяч будет молчать, как миленький. В конце-концов, он - наследник и волен распоряжаться наследством по своему усмотрению».

Налетавший порывами ветер бросал в окна пригоршни холодного дождя. Листья, облетавшие с соседнего с домом дерева, льнули к стеклу, словно искали защиты. А в квартире было тепло и уютно, в мраморном камине потрескивали дрова. Раз за разом Игорь Николаевич пытался одолеть несложный пасьянс, но карты никак не хотели правильно ложиться. С карт на него равнодушно смотрели восточные красавицы в шальварах и усатые молодцы в тюрбанах. Тогда, сложив карты стопкой, он бросил их на стол и устало прикрыл глаза.

Вдруг он услышал легкий шорох. «Неужто мыши?» - озабоченно подумал Игорь Николаевич, глядя на пол, в угол, откуда шел звук и, вздрогнув, увидел обтрепанные оборки на подоле пестрых юбок и ноги, обутые в стоптанные туфли. «Цыганка» - догадался он, снова закрывая глаза. «Но этого не может быть! У меня, наверное, жар. Привидится же чертовщина эдакая!». В голове ухал набат. Вдруг острая боль пронзила грудь и мгновенно разлилась по телу. Он открыл глаза и с ужасом увидел старуху, хватающую вожделенные карты грязной смуглой рукой в дешевых перстнях. Она отошла к камину, глядя на него угольно-черными глазами, погрозила корявым пальцем с обломанным ногтем и бросила карты в огонь.

Боль в груди стала невыносимой. Игорь Николаевич тихо ойкнул, стакан выпал из его руки, залив темной жидкость светлый персидский ковер ручной работы, и в его взгляде отразилось изумление.

Светлана Сулима



Комментарии читателей

. Dec 10 2014 12:55PM

Здpавствуйтe! Baс интeрeсyют мaсcовыe расcылкu?

.

. Dec 10 2014 12:49PM

Зgpавcmвyйтe! Bac интeрecуют маcсoвыe раcсылкu?

.

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/ Dec 10 2014 2:18AM

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/ Dec 10 2014 2:10AM

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/

SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/ [url=http://seointensiv.blogspot.ru/]SEOшникам, владельцам сайтов, раскрутчикам,админам,желающим легко раскручивать сайты http://seointensiv.blogspot.ru/[/url]

. Dec 5 2014 11:35AM

кЛИеНТсKиЕ БaЗы ТeЛ +7913391з8з7

. http://_._/

Клиентские базы тел +79133913837 Skype: prodawez389 ICQ: 6288862 Email: tsibrintsibes@gmail.com Dec 5 2014 10:30AM

Клиентские базы тел +79133913837 Skype: prodawez389 ICQ: 6288862 Email: tsibrintsibes@gmail.com

Клиентские базы тел +79133913837 Skype: prodawez389 ICQ: 6288862 Email: tsibrintsibes@gmail.com http://_._/

вава Aug 2 2011 6:12PM

вав

Gritamibbroda Jun 13 2011 8:37AM

Оказываем услуги по поиску потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса

Подробнее узнайте по телефону: +79133913837

Email: prodawez@mixmail.com

ICQ: 6288862

Skype: prodawez3837

Страницы: 1 |

Ваш комментарий

Ассоциация    |    Журнал    |    Каталог    |    Путеводитель    |    Законодательство    |    Форум    |    КЛУБ

Ассоциация Деятелей Игорного Бизнеса (АДИБ)
107031, г.Москва, Петровский переулок д.5 стр.3
Тел: +7(495) 374-60-45, +7 (985) 960-60-70, +7 (926) 124-08-50. Для связи со СМИ: +7 (903) 578-61-20. E-mail: info@adib92.ru
Использование материалов сайта возможно только при письменом согласии редакции ADIB92.RU